Главная
Главная тема
События и комментарии
Город
Общество
Образование
Лица
Свободная тема
Письма в редакцию
Дата
Культура
Здоровье
Отдых
Спорт
Невидимки №6-2011
 №6, НОЯБРЬ 2011г.
архив номеров


Яндекс.Погода


Яndex

www.yandex.ru



20 стульев: сказка с погонями и разоблачениями Печать
19.02.2012 г.
Оглавление
20 стульев: сказка с погонями и разоблачениями
Страница 2

Сказка с погонями и разоблачениями

В уездном городе К накануне выборов из своих почтовых ящиков жители выгребали такое количество газет, разоблачающих власти, что, казалось, на другие дела, помимо чтения, у горожан и не останется времени. Про что только ни писали храбрые журналисты газет «Задорный пистон», «Мама родная» и «На утро болит голова». «Для чего в городе был построен новый спортивный центр?!», ­ кипели праведным гневом вездесущие корреспонденты. «Да как посмела администрация требовать у застройщиков выделения квартир для очередников?!», «Для чего нам такой жирный бюджет? Не жили хорошо – и нечего привыкать!» Вопросы формирования бюджета и расселения очередников давно не волновали усталый ум депутата горсовета Николая Иваныча Хиличева - хотя именно этими вопросами по роду своей службы он обязан был интересоваться. Тяжелые мысли не шли из седой головы депутата Хиличева, не давали спать по ночам, заставляли ворочаться с боку на бок. Недолго оставалось Николаю Иванычу ходить в депутатах. Скоро выборы - и как знать, кому они достанутся, заветные мандаты? Хорошо еще, если дельным каким людям, половчее чтобы - глядишь, и старика бы не забыли в своих заботах. А ну как опять идеалисты придут? Забудь уж тогда про покой и благодать.

Помнил, ох как помнил депутат Хиличев, как самому шесть лет назад приходилось работать: по дворам ходить, с людьми встречаться, что­-то там чинить и строить. Нелегко было, но и отдача достойная – за одно только сидение на председательской табуретке в горсовете за год Хиличев заработал почти 400 тысяч рублей. А потом как­то все наперекосяк пошло. Сначала финансовую благодарность председателю отменили ­ работай как дурак за бесплатно. А потом, когда Николай Иваныч рабочий­то свой пыл поумерил (ввиду его бесплатности) – так и вовсе его с председателей сняли, посадили взамен Большова, из идеалистов. А он давай скорее дворы обустраивать, пенсионеркам батареи менять да газовые плиты устанавливать. Те, дуры, и рады: «Наш Большов, ­ причитают, ­ наш Большов…» А про прежнего председателя и позабыли вовсе.

Сильную злобу тогда затаил Хиличев. И вот он шанс отомстить, передать преемнику секрет заветного стула председателя. Стул тот не простой - дивная сила в нем таится. Кто займет его - что хочешь сможет делать. Хочешь - дороги ремонтируй, а не нравится - бюджетные деньги по карманам распихивай. Тут уж, как говорится, хозяин - барин.

Одна беда: как узнать теперь этот стул. Горсовет недавно съехал со старого места, из спортцентра «Зрелость». Все при переезде перепуталось. Какие­то стулья на новое место поехали, какие­то – в старом остались. Кое­что ушлые депутаты растащили. Но ведь есть, есть он, этот волшебный стул. Да только где, где теперь достойный преемник? Вот разве Сашка Змеюкин, знатный тоже депутат, из своих. Тип он, конечно, скользкий. То, бывало, все коммунистом прикидывался, и про трудовой народ задвигал. А только выбрался в горсовет - так и позабыл свои краснознаменные идеалы, ушел в «Единую Россию», за что получил даже золотые наручные часы. Да не просто переметнулся, а всю, считай, свою коммунистическую честь отдал на поругание - сразу стал главой депутатской группы, и на бывших своих однопартийцев посматривал с тех пор волком.

Но свой человек - он на то и свой, что хоть ты десять ему партийных значков повесь, хоть с бриллиантовой кукушкой ходики подари - а натуру-то не переменишь.

Короче, сильно стал собачиться Змеюкин со своей «Единой Россией», что ни заседание - то скандал в горсовете. Да и понятно оно - как не понять. Навыдумывали они ерунды всякой - то с избирателями встречи проводи, то в рейд по своему участку ходи, то листовки «Как нам с Васей Мутиным жить хорошо» подписывай… Мороз там или дождь - разве они поймут, идеалисты­то? Сами не живут по-людски, и другим не дают. Словом, сняли Змеюкина с главы ячейки, а Хиличев тогда только ручками потер: вот он, наследничек-то.

Еле продрался Николай Иваныч сквозь бурьян, которым поросли окрестности «Института благородных девиц и юнцов», возглавляемого долгие годы Змеюкиным. «Да-а, не больно­то дела у него идут», - подумал Хиличев, пнув ногой пустую банку из-под пива.

Змеюкина он нашел на привычном месте, в директорском кабинете. Грустным тот не выглядел, наоборот, даже развеселился, вскочил, зарделся, увидев своего бывшего однопартийца.

- Сиди, Санек, разговор долгий будет, ­ сказал Хильчев и тяжело угнездился в казенном кресле напротив Змеюкина. –Неудобная у тебя мебель. Председательское кресло хочешь?

И Хиличев поведал Сашке Змеюкину о том, какие широкие перспективы открываются перед человеком, сидящем в горсовете на председательском месте.

- Да… - промычал, послушав рассказ, Змеюкин. - Слышал, слышал я про эти чудеса - да только думал, болтают все люди. Я-то ведь тоже, не будь дурак, один стул утащил. Но никакой волшебной силы в нем нету - это я уж тебе со всей уверенностью заявляю. И сам сидел, и балбес - сынок мой сидит - толку никакого.

- Да про что я тебе и толкую! - взорвался Хильичев. - В одном лишь стуле сила-то. У кого стул - у того и хлебное место в горсовете.

- Да я ведь, Николай Иваныч, того… - замялся Змеюкин. - Не пойду в горсовет. Устал, устал от депутатских дел! Встречи эти, приемы. Вечно старухи какие­то ноют, жалуются. А я им что, отец родной? И на работе-то жизни не дают! То вон, с уголовником бывшим валандался - машину он, видишь, угнал, а теперь в наш институт благородных девиц захотел! Сам Малинкин из комиссии по несовершеннолетним за него просил. Пришлось взять, куда денешься. Но уж мы­то постарались - ушел он от нас, слава богу! А то вот сынок родной порадовал - машину мою разбил, столб городской снес. Столб-то был - без слез не взглянешь - а плати за него тоже. Нет, устал, устал…

Об одном умолчал Сашка Змеюкин: никаких шансов быть выбранным в горсовет уже у него не было. Не проголосовали за него даже товарищи по «Единой России» на своих внутренних выборах. Что уж мечтать о доверии жителей уездного городка К.

Ох, не спалось в ту ночь Николаю Иванычу Хиличеву. Ворочался он с боку на бок, скрипел пружинами так, как и в молодости не бывало. Все об одном думал. Кому же теперь доверить свою сокровенную тайну? Где тот надежный человек, который не станет чудить, а будет копеечку к копеечке собирать дивиденды с председательского кресла. Такой нужен человек, который и про старика бы не забыл. А люди - что люди? Все не угодишь, всегда недовольные найдутся…

И вдруг - вспышка осветила стены спальни Николая Иваныча, а следом прогрохотало что­то. «Озарение!», - подумалось было ему. Но то было не озарение, а, наоборот, большегрузная фура, подпрыгнувшая на очередном ухабе, которыми славится улица Суворова. «По поводу транзитного движения надо будет перед новым горсоветом вопрос поставить», - погнался за мыслью Хиличев, но, так и не догнав, уснул.

Всю ночь ему грезились противные рожи, шипевшие: «Мы ненадолго в городке, мы транзитом! А как пройти к горсовету?» Проснулся Хиличев уже твердо зная, кому он доверит свой секрет.

- Да где ж теперь искать этот проклятый стул, Николай Иваныч? - театрально сокрушался коммунист Артур Кроликов, в течение получаса внимательно слушавший Хиличева. - Их же двадцать - стульев в горсовете! И каждый был при хозяине. Все перемешалось, поди разберись теперь, какой из них с волшебной силой, а какой - просто домашняя утварь.

Вот именно за эту неуверенность Хиличев в душе и презирал своего однопартийца Кроликова. Но также он и остерегался немного его за «транзитность» и нездешнее происхождение.

- А ты, Артурка, товарищей по компартии к делу подключи. Так, глядишь, городок­то и просеешь, стульчик­то и отыщется.

- А как узнать мне его, Николай Иваныч?

- Да он сам тебя узнает! Только сядь на этот стул - и вмиг в выборных бюллетенях фамилия твоя появится и все галочки за тебя станут.

В тот же вечер Артур Кроликов собрал самых верных единомышленников в уютной квартирке Совета старейшин. Усатый партиец Шустров листал старый номер газеты «На утро болит голова», в очередной раз перечитывая собственную статейку и прицокивая языком. Звенела чашками бойкая коммунистка Блюдцева, пенсионерка Никудас (тоже проверенная) раскладывала конфеты. Коммерсант Угрозов, действующий депутат, лишь недавно прибившийся к коммунистам, с легким презрением оглядывал простенькую обстановку. В унисон чайнику жужжал предводитель старейшин Петр Белоручко:

- А я Большову говорю: не дадите нам компьютер - все, баста, объявим войну! Мстить будем люто! Я как предводитель обещаю вам народные волнения!

­ А на что он тебе, Петруша, компьютер этот? ­ осторожно поинтересовалась пенсионерка Никудас.

- От мёртвого осла уши тебе. Получишь у Пушкина, - вмешался в разговор Угрозов.

- Не падайте духом, товарищ Белоручко, - поддержал дискуссию Кроликов. - Мы в совет старейшин и компьютер поставим, и джакузи, и вышивальную машинку.

­ Да ты никак с Зубовым повидался? – недоверчиво потянул носом Белоручко, припомнив известного городского дебошира. - А ну дыхни! Я пьянства не потерплю в стенах нашего ареопага.

Чуть оскорбившись, Кроликов все же поведал собравшимся всю историю про волшебный стул председателя и про то, какие перспективы для обладателя он в себе таит.

- А как же мы делить этот стул будем? - недоверчиво поинтересовался Белоручко.

- Ну, известное дело, мне стул отойдет, - ляпнул, не подумавши, Кроликов. Но тут же добавил: - А вам я добром отплачу.

- Ну уж нет, - вступил в дело партиец Шустров. - Кто первым стул найдет - тому на нем и сидеть. А чтобы остальным не обидно было - так давайте в избирательную комиссию списком подаваться. Так оно вернее будет. Уж кто бы стул не нашел - остальных за собой в горсовет потянет. АВ-ТО-МА-ТИ-ЧЕ-СКИ!

В половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Сергеевка, в городок К. вошел немолодой уже человек лет шестидесяти. За ним бежал гастарбайтер.

- Эй, дарагой, - весело кричал он, - дай два рубля, на автобус не хватает! Пешеход остановился, высокомерно посмотрел на гастарбайтера и тихо сказал:

- Может быть, тебе дать еще ключ от партийной кассы?

Зарвавшийся гастарбайтер понял всю беспочвенность своих претензий и отстал. Немолодой человек солгал: не было у него ни ключей от партийной кассы, ни, хуже того, четкого понимания, к кассе какой бы партии можно было присоседиться. Звали немолодого человека Вова Рукастый, из своей биографии он обычно сообщал только одну подробность: «Я был директором ДК»!

Именно это и было первым, что узнал о нем заблудившийся в собственных мыслях Артур Кроликов, торопившийся в избирком.

- Ваше политическое кредо? - ошарашил его вопросом незнакомец.

- Всегда! – ответил Кроликов. - А вы, собственно, чьих будете?

- Как? Не узнаете? Кто, по-вашему, этот мощный старик? Не говорите, вы не можете этого знать. Это - гигант мысли, отец русской демократии и особа, приближенная… К кому надо - к тому и приближенная. Не подскажете, как пройти к избиркому? - Да идите за мной, я как раз туда.

- Так пойдемте же вместе, уважаемый. У меня и у самого приличная ячейка подбирается. Отчего бы и не зарегистрироваться?

-­ А вы от какой партии будете? ­ ненавязчиво поинтересовался Кроликов.

- Партия-партия, какая же у меня партия? - забормотал про себя Рукастый. И тут же нашелся, ­ Да хоть бы и от ЛДПР!

- Ну нет, нам с вами не по пути, - отпрянул было Кроликов. - Мы, коммунисты, люди убежденные.

­- Да что вы, уважаемый от меня шарахаетесь, ­ доверительно протянул Рукастый. И вкрадчиво добавил, ­ Политика – такое дело, где предрассудки излишни. Вы думаете, я за всю жизнь каким только ни был – и красным, и белым, и зеленым…

- А все равно победы вам не видать. Хоть вы человек и приятный, а мы зато секрет знаем.

Это было роковой ошибкой любителя прихвастнуть Кроликова. За недолгий путь до избирательной комиссии Рукастый вкрадчивым голосом вызнал у него тайну, носителем которой он сам стал лишь недавно.

В здание избирательной комиссии они вошли, ударив по рукам.

- В случае успешной реализации нашего мероприятия я, как непосредственный участник концессии и технический руководитель дела, получаю шестьдесят процентов кресел в горсовете, - безапелляционно заявил Рукастый, на что Кроликов только хмыкнул в ответ.

А вот и команда моя, прошу любить и жаловать: Таня Когохочешь­Доканакова, Александр Барыш и Стас Гон­чегото. Погоди! Это еще не все! ­ Рукастый огляделся по сторонам, узрел в глубинах избиркома двух парней, один из которых притягивал глаз своею рыжей шевелюрой, а в другом, напротив, ничего особенного не было – простой лопоухий паренек. Свистом он подозвал их к себе – те покорно засеменили навстречу.

- Молодая наша, так сказать, поросль, - отрекомендовал парней Рукастый. - И преданнейшие партийцы, скажу я вам! Дима Овечкин и Женя Замараев. А ну, пацаны, быстро тащи сюда все стулья, на каких слово «горсовет» нацарапано.

­ Дядя Вова, а зачем? – простодушно поинтересовался Овечкин. – Что мы, посолиднее стульев не найдем?

- Молчать, парниша! Ты меня озлобляешь, - отрезал Рукастый.

- А в самом деле, Вольдемар, зачем? - с легким раздражением поинтересовалась мадам Доканакова. - В новый зал заседаний совета тащить с собой эту рухлядь…

- Не считаем необходимым! - хором отозвались Барыш и Гон-чего-то.

Так великий комбинатор Рукастый столкнулся с необходимостью включить в свою игру собственных же партийцев.

- Ну что же, возьмемся за поиски? - взбодрилась, узнав правду, Доканакова. - Только чур, кто стул первым найдет - тому в нем и сидеть. Остальные тоже в накладе не останутся.

Соратники Рукастого уже было потянулись к выходу, когда их вдруг окликнул Кроликов, сидевший все это время тише воды­ниже травы:

- Господа, а как же регистрация? Сейчас и мои товарищи подъедут.

- Да далась тебе эта регистрация, - отмахнулся от Кроликова Рукастый. - Успеется еще! И однопартийцам своим отбой давай - нечего им по морозу мотаться.

На утро вся полиция славного городка К. в буквальном смысле встала на уши. За ночь было зафиксировано сразу несколько фактов взломов квартир и офисов.

События минувшей ночи горячо обсуждали собравшиеся в Совете старейшин коммунисты. Только Кроликов и Шустров куда-то пропадали.

- Ну что, братцы, признавайтесь, кто в мой магазин «100 грамм» вломился? – наседал на однопартийцев новоявленный коммунист Угрозов. - Буду бить, и возможно, даже ногами.

- Да мы, Сашенька, и не знали, что у тебя стул­то был, - охнула коммунистка Блюдцева. - Что же ты так! Не по-товарищески это, не по-партийному!

- На совете я его как­то прихватил, какой под руку попался, не разглядывал, ­ съехал с темы Угрозов. – Чего, думаю, добру пропадать, все равно на совет хожу нечасто. А стул мой там простаивает.

- Так вдруг это тот самый стул-то был?

- Да нет, я вчера уж и так, и сяк на нем ерзал, какие только слова волшебные не говорил - и про бюджет, и про диплом о высшем образовании - и ничего у меня не прибавилось.

- Без образования-то нынче трудно, - зарядил старую песню Белоручко. - Вот у меня, помню, был случай…

- Не учите меня... жить! - отрезал Угрозов.

- А я нынче ночью тоже времени не теряла, - перевела тему Блюдцева. - Квартирку соседа Сашку Змеюкина навестила - благо в одном подъезде живем. Так и думала, что он тоже не терялся, тоже стул-то пригрел. Ну я с балкона на балкон, по перилам да по подоконникам, раз - и на кухню к нему пробралась. Хорошо еще форточка была открыта!

­- Да что же ты, мать, молчишь-­то? – крепко насел на нее Угрозов. – Где волшебный стул! ­- Да не шуми, Санек, дай дорассказать историю. Ползу я, значит, по коридору…

- Где стул? - побагровел от нетерпения Угрозов. - Ну ты, жертва пропаганды, а ну быстро говори, кому продала стул?!

- Да не тот оказался! - сдалась наконец Блюдцева. - Уж я его через форточку кое­как вытащила, примеряла его и так и сяк - никаких знаков он мне не подает. Змеюкин небось свой стул и утащил, какая в нем волшебная сила может быть. Рухлядь рухлядью - а Змеюкин все равно заявление побежал писать.

­ А я вот слышала, что сегодня в спорткомплексе «Зрелость» тоже ночью была кража со взломом, ­ подала голос Никудас. – И пропало­то всего три стула… Собака с полицией обещала приехать.

Вдруг скрипнула входная дверь, с мороза валился заснеженный Шустров. Шевельнул усами:

- Где Кроликов, товарищи? Сегодня регистрация кандидатов заканчивается! Рискуем опоздать!

- Да не гоношись, Шустров, успеем. Давай вот чаю выпьем, - Блюдцева подала однопартийцу дымящуюся чашку.

- Да я того, на минутку только, - замямлил Шустров. - Мне еще речь писать про ЖКХ. Да и покупки у меня на улице остались.

- Что же ты прикупил-то, чего не показываешь?

- Ой, да мебель на дачу кое-какую. Ничего особенного! - крикнул Шустров, уже захлопывая за собой дверь.

Об этом никто не знал в Совете старейшин, но в городском отделе полиции уже пристально изучали запись с камеры, установленной над входом в спорткомплекс. В этой записи отчетливо было видно, как какой-то усатый мужчина деловито вытаскивает стулья из здания «Зрелости».

Ярый коммунист Артур Кроликов спешил на встречу с однопартийцами, когда в темном переулке его остановил незнакомый мужчина приятной округлой внешности:

- Куда торопитесь, господин Кроликов?

- А вам, собственно, какое дело?

- А я, быть может, хотел вам любопытное предложение сделать. Может, чайку выпьем, о мебели поговорим?

- Какого, к черту, чайку? О какой мебели речь? Через час избирком закрывается! У нас документы не примут!

- Так вот и славно, - игриво шепнул мужчина, открывая перед глазами Кроликова кейс, набитый стопочками купюр. - Я беру вас на час. Понравится - продлимся.

С этими словами незнакомец увлек растерявшегося Кроликова в сторону пользовавшегося недоброй репутацией кафе «Венера».

Через полтора часа запыхавшийся и смущенно улыбающийся Кроликов, пряча глаза, открыл двери Совета старейшин.

- Ну что, товарищи! Вперед, на избирком! - возгласил он срывающимся от волнения голосом.

Коммунисты зашебуршились, натягивая шубы и пальто.

Но только один Кроликов уже знал, что подавать документы в избирком поздно. Слишком поздно.

Степан КАПУСТИН
Просмотров: 684

Коментарии (19)
11. Написал(а) alessandro в 10:15 11 марта 2012 г.
 
 
I guess finding useful, reliable ifnormation on the internet isn't hopeless after all.
 
12. Написал(а) avwpas в 15:32 11 марта 2012 г.
 
 
jmBtas iskpdhxfbsjo
 
13. Написал(а) jhvmme в 16:41 11 марта 2012 г.
 
 
naynXe bnzfkcqjfxbl
 
14. Написал(а) dmrodkxfhqd в 12:18 12 марта 2012 г.
 
 
I65UsB , [url=http://qtxswnocercc.com/]qtxswnocercc[/url], [link=http://wlgzfrghxoey.com/]wlgzfrghxoey[/link], http://yievbzrvbtny.com/
 
15. Написал(а) tmlqlw в 12:25 12 марта 2012 г.
 
 
5aVI3D , [url=http://bijynajchbbc.com/]bijynajchbbc[/url], [link=http://zksfslmgmfoc.com/]zksfslmgmfoc[/link], http://wyyjsjwpjeub.com/
 
16. Написал(а) zgwaauv в 06:56 13 марта 2012 г.
 
 
4dfKlm xgwlwmrxhatq
 
17. Написал(а) xujimut в 07:43 13 марта 2012 г.
 
 
SMP0I6 yaqvgkrotuky
 
18. Написал(а) qitxnqynji в 15:50 16 марта 2012 г.
 
 
gZIDpS , [url=http://utblgnpdwlqg.com/]utblgnpdwlqg[/url], [link=http://hphgbkoyolgz.com/]hphgbkoyolgz[/link], http://kulqjyneseng.com/
 
19. Написал(а) yphufmk в 17:00 16 марта 2012 г.
 
 
TxKdnI , [url=http://wqocluglqoqw.com/]wqocluglqoqw[/url], [link=http://kasseeasfxki.com/]kasseeasfxki[/link], http://bltdebazsopu.com/
 


 
« Пред.   След. »